Апелляционное определение СК по гражданским делам Омского областного суда от 10 июня 2015 г

Апелляционное определение СК по гражданским делам Омского областного суда от 10 июня 2015 г. по делу N 33-3702/2015 (ключевые темы: кредитный договор — страховая премия — заключение договора страхования — страхование — стандарты)

Апелляционное определение СК по гражданским делам Омского областного суда от 10 июня 2015 г. по делу N 33-3702/2015

Судебная коллегия по гражданским делам Омского областного суда в составе

председательствующего Лисовского В.Ю.,

судей Ивановой Л.В., Зубовой Е.А.,

при секретаре Асланян Л.Н.

рассмотрела в судебном заседании 10 июня 2015 года

дело по апелляционной жалобе Жеребцовой Ю.Ю. на решение Куйбышевского районного суда г. Омска от 16 июня 2014 г., которым отказано в удовлетворении исковых требований Жеребцовой Ю.Ю. к ЗАО «Банк Русский Стандарт», ЗАО «Русский Стандарт Страхование» о признании недействительными условий кредитного договора, признании недействительным договора страхования жизни, здоровья и трудоспособности заемщиков по кредитному договору, о взыскании денежных сумм, возложении обязанности произвести перерасчет.

Заслушав доклад судьи Ивановой Л.В., судебная коллегия

Жеребцова Ю.Ю. обратилась в суд к ЗАО «Банк Русский Стандарт», ЗАО «Русский Стандарт Страхование», указав, что «дд.мм.гг» между ней и ЗАО «Банк Русский Стандарт» заключен кредитный договор N о предоставлении кредита в сумме 370 560 руб., фактически ей был предоставлен кредит в сумме 300 000 руб., оставшаяся сумма в размере 70 560 руб. в безналичном порядке перечислена в пользу ЗАО «Русский Стандарт Страхование» в качестве страховой премии по договору личного страхования. При этом заключение договора страхования жизни и здоровья было ей навязано Банком и являлось условием для предоставления кредита. Форма заявления на получение кредита была заполнена банком самостоятельно, возможность как-либо повлиять на предмет и условия договора, за исключением отказа от получения потребительского кредита, у нее отсутствовала. Банк обусловил выдачу кредита обязательным условием страхования в ЗАО «Русский Стандарт Страхование», что влечет за собой ничтожность договора в данной части. Таким образом нарушено право потребителя на свободу договора, поскольку у нее не было возможности заключить договор без данного условия, а также не было возможности самостоятельно осуществить выбор страховой организации. Размер страховой премии был включен в сумму кредита, на нее начисляются проценты за пользование кредитом. За период с «дд.мм.гг» по «дд.мм.гг» ей неправомерно начислены проценты в размере 46 569,60 руб., применительно к положениям ст. 395 ГК РФ на сумму уплаченной страховой премии и процентов подлежат начислению проценты в размере 17 780,26 руб. Просила признать недействительным договор страхования жизни, здоровья и трудоспособности, а также условия кредитного договора относительно заключения договора личного страхования, а также условие, исключающее альтернативную подсудность по выбору потребителя, взыскать с ответчиков сумму страховой премии, названные выше суммы, компенсировать моральный вред. Судебные расходы. Обязать Банк произвести перерасчет по кредиту.

Жеребцова Ю.Ю. при надлежащем извещении в судебное заседание не явилась.

Представитель истца по доверенности Петрова Т.А. в судебном заседании исковые требования поддержала.

Представители ответчика ЗАО «Банк Русский Стандарт» по доверенностям Клишевич Е.В., Якоби Д.А. с заявленными исковыми требованиями в судебном заседании не согласились, заявили о применении срока исковой давности.

ЗАО «Русский Стандарт Страхование» в судебное заседание своего представителя не направило, о времени и месте судебного разбирательства извещено надлежащим образом. В письменном отзыве просило в удовлетворении иска отказать.

Представитель Управления Роспотребнадзора по Омской области в судебном заседании при надлежащем извещении участия не принимал, в письменном отзыве полагал исковые требования обоснованными.

Судом постановлено изложенное выше решение.

В апелляционной жалобе Жеребцова Ю.Ю. просит решение суда отменить, заявленные требования удовлетворить. Ссылаясь на ст. 819 , 807 ГК РФ, а также доводы, изложенные в исковом заявлении, указывает, что включение в кредитный договор условий о необходимости страхования нарушает требования действующего законодательства, в связи с чем данное условие является ничтожным. Указывает, что сумма страховой премии в размере 70 560 руб., включенная в сумму кредита, перечислена безналичным путем страховой компании по ее распоряжению, однако фактически указанные средства она не получала, и, соответственно, ими распорядиться не могла. Считает, что ввиду необоснованного включения в кредитный договор условий о страховании и уплате страховой премии за счет средств предоставляемого кредита, на сумму страховой премии необоснованно начислены проценты за пользование кредитом, и как следствие имеет место незаконное пользование чужими денежными средствами, что является основанием для перерасчета суммы процентов. В связи с нарушением своих прав как потребителя указывает на наличие оснований для компенсации морального вреда.

Проверив материалы настоящего гражданского дела, заслушав пояснения представителей АО «Банк Русский Стандарт» Константинова С.П., Якоби Д.А., возражавших против доводов апелляционной жалобы, представивших письменные возражения, судебная коллегия приходит к выводу о необходимости отмены обжалуемого решения суда.

В соответствии со ст. 327.1 ГПК РФ суд апелляционной инстанции рассматривает дело в пределах доводов, изложенных в апелляционных жалобе, представлении и возражениях относительно жалобы, представления.

Согласно положениям ст. 328 ГПК РФ, по результатам рассмотрения апелляционных жалобы, представления суд апелляционной инстанции вправе:

1) оставить решение суда первой инстанции без изменения, апелляционные жалобу, представление без удовлетворения;

2) отменить или изменить решение суда первой инстанции полностью или в части и принять по делу новое решение;

3) отменить решение суда первой инстанции полностью или в части и прекратить производство по делу либо оставить заявление без рассмотрения полностью или в части;

4) оставить апелляционные жалобу, представление без рассмотрения по существу, если жалоба, представление поданы по истечении срока апелляционного обжалования и не решен вопрос о восстановлении этого срока.

В соответствии с материалами дела, «дд.мм.гг» между ЗАО «Банк Русский Стандарт» и Жеребцовой Ю.Ю. заключен кредитный договор N, по условиям которого Банк предоставляет заемщику кредит в сумме 370 560 руб. сроком с «дд.мм.гг» по «дд.мм.гг» под 36% годовых.

Основанием для заключения указанного договора послужило обращение истца с заявлением, содержащим в себе предложение о заключении с ней кредитного договора на условиях, изложенных в Заявлении, Условиях предоставления кредитов «Русский Стандарт».

По условиям договора также предусмотрено подключение заявителя к Программе страхования заемщиков по кредитному договору «СЖЗ» в ЗАО «Русский Стандарт Страхование», в пользу которого истец просила в безналичном порядке перечислить с ее счета страховую премию.

В материалы дела представлен договор страхования жизни, здоровья и трудоспособности заемщиков по кредитному договору N от «дд.мм.гг» г., заключенный между ЗАО «Русский Стандарт Страхование» и Жеребцовой Ю.Ю., в соответствии с которым размер страховой премии за весь срок действия договора страхования составляет 70 560 руб. и уплачивается единовременно.

Как следует из выписки по счету N, сумма кредита в размере 370 560 руб. зачислена на счет заемщика «дд.мм.гг» г.

Одновременно произведено перечисление денежных средств с указанного счета в размере 70 560 руб. в счет уплаты страховой премии по договору страхования Жеребцовой Ю.Ю.

Ссылаясь на обстоятельства заключения договора страхования жизни и здоровью под влиянием необходимости заключить кредитный договор и получения заемных денежных средств, поскольку в ином положении в заключении кредитного договора было бы отказано, Жеребцова Ю.Ю. обратилась в суд, полагая, что услуга по страхованию жизни и здоровья была ей навязана ответчиком, в связи с чем имеются основания для перерасчета кредитной задолженности, в том числе и начисленных процентов за пользование кредитом, исключая сумму, уплаченную страховщику.

Суд отклонил доводы ответчика о пропуске истцом срока исковой давности, рассмотрел спор по существу.

Отказывая в удовлетворении заявленных требований, суд исходил из того, что Жеребцовой Ю.Ю. было добровольно подписано заявление о заключении договора страхования и что данный способ обеспечения исполнения заемщиком кредитных обязательств не был навязан ответчиком, поскольку заемщик имела возможность отказаться от страхования, наличие или отсутствие которого не было постановлено в зависимость от положительного решения о выдаче кредита.

С указанным выводом суда первой инстанции судебная коллегия согласиться не может ввиду следующего.

Согласно п.1 ст. 168 ГК РФ в редакции, действовавшей на момент заключения кредитного договора от «дд.мм.гг» г., сделка, не соответствующая требованиям закона или иных правовых актов, ничтожна, если закон не устанавливает, что такая сделка оспорима, или не предусматривает иных последствий нарушения.

В соответствии с п.1 ст. 16 Закона РФ от 07 февраля 1992 г. N2300-1 «О защите прав потребителей» (далее — Закон о защите прав потребителей) условия договора, ущемляющие права потребителя по сравнению с правилами, установленными законами или иными правовыми актами Российской Федерации в области защиты прав потребителей, признаются недействительными. Если в результате исполнения договора, ущемляющего права потребителя, у него возникли убытки, они подлежат возмещению изготовителем (исполнителем, продавцом) в полном объеме.

Пунктом 2 ст.16 названного закона запрещается обусловливать приобретение одних товаров (работ, услуг) обязательным приобретением иных товаров (работ, услуг).

Данный запрет призван ограничить предусмотренную ч.1 ст. 421 ГК РФ свободу договора в пользу потребителя как экономически слабой стороны, направлен на реализацию принципа равенства сторон.

В соответствии с п. 1 ст. 934 Гражданского кодекса Российской Федерации по договору личного страхования одна сторона (страховщик) обязуется за обусловленную договором плату (страховую премию), уплачиваемую другой стороной (страхователем), выплатить единовременно или выплачивать периодически обусловленную договором сумму (страховую сумму) в случае причинения вреда жизни или здоровью самого страхователя или другого названного в договоре гражданина (застрахованного лица), достижения им определенного возраста или наступления в его жизни иного предусмотренного договором события (страхового случая).

Право на получение страховой суммы принадлежит лицу, в пользу которого заключен договор.

Согласно п. 2 ст. 934 Гражданского кодекса Российской Федерации, договор личного страхования считается заключенным в пользу застрахованного лица, если в договоре не названо в качестве выгодоприобретателя другое лицо. В случае смерти лица, застрахованного по договору, в котором не назван иной выгодоприобретатель, выгодоприобретателями признаются наследники застрахованного лица.

Договор личного страхования в пользу лица, не являющегося застрахованным лицом, в том числе в пользу не являющегося застрахованным лицом страхователя, может быть заключен лишь с письменного согласия застрахованного лица. При отсутствии такого согласия договор может быть признан недействительным по иску застрахованного лица, а в случае смерти этого лица по иску его наследников.

В соответствии со ст. 935 ГК РФ обязанность страховать свою жизнь или здоровье не может быть возложена на гражданина по закону.

То есть при предоставлении кредитов банки не вправе самостоятельно страховать риски заемщиков. Однако это не препятствует банкам заключать соответствующие договоры страхования от своего имени в интересах и с добровольного согласия заемщиков. Данная услуга, в силу положений ст. 423 , ст. 972 ГК РФ может быть возмездной.

В то же время положения ст. ст. 10 , 12 Закона РФ «О защите прав потребителей» возлагают на исполнителя услуги обязанность своевременно предоставлять потребителю необходимую и достоверную информацию об услугах, обеспечивающую возможность их правильного выбора, поскольку по смыслу абз. 4 п. 2 ст. 10 названного Закона потребитель всегда имеет право знать о цене в рублях оказываемой услуги и условиях ее приобретения.

На основании ч. 1 ст. 29 Федерального закона от 02 декабря 1990 г. N 395-1 «О банках и банковской деятельности» комиссионное вознаграждение по операциям устанавливается кредитной организацией по соглашению с клиентами, если иное не предусмотрено федеральным законом.

В силу п.п. 4, 4.2 Обзора судебной практики по гражданским делам, связанным с разрешением споров об исполнении кредитных обязательств, утв. Президиумом Верховного Суда Российской Федерации 22 мая 2013 г. в качестве дополнительного способа обеспечения исполнения кредитного обязательства допускается только добровольное страхование заемщиком риска своей ответственности. При этом требование банка о страховании заемщика в конкретной названной банком страховой компании и навязывание условий страхования при заключении кредитного договора не основано на законе.

Включение в кредитный договор условия об обязанности заемщика застраховать свою жизнь и здоровье, фактически являющееся условием получения кредита, свидетельствует о злоупотреблении свободой договора (п. 4.1 Обзора).

Аналогичное положение закреплено и в п. 8 Информационного письма Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 13 сентября 2011 г. N 146, согласно которому включение в кредитный договор с заемщиком-гражданином условия о страховании его жизни и здоровья не нарушает прав потребителя, если заемщик имел возможность заключить с Банком кредитный договор и без названного условия.

Из вышеизложенного следует, что включение в кредитный договор с заемщиком-гражданином условия о страховании его жизни и здоровья не нарушает прав потребителя, если заемщик имел возможность выбора варианта заключения кредитного договора и без обозначенного условия.

Судом первой инстанции не установлено обстоятельств заключения договора страхования ввиду навязывания Банком услуги по страхованию в качестве условия предоставления услуги по потребительскому кредитованию.

При этом суд свои выводы обосновал указанием в заявлении на предоставление потребительского кредита на проинформированность клиента о возможности заключения кредитного договора без оказания дополнительных услуг, в том числе без заключения договора страхования, а также тем, что кредитный договор не содержит условия относительно права кредитора отказать в заключении кредитного договора или потребовать полного досрочного исполнения обязательств в случае невыполнения обязанности по личному страхованию, полагая, что заемщик имела право выбора, например, отказаться от страхования финансовых рисков, и добровольно заключила договор страхования.

Однако из документов, содержащих в себе условия кредитного договора N от «дд.мм.гг» г., заключенного с Жеребцовой Ю.Ю., не следует, что ЗАО «Банк Рсский Стандарт» обеспечил заемщику реальную возможность выбора условий кредитования без страхования и со страхованием.

Из указанных документов также не следует, что заемщику при заключении кредитного договора был предложен вариант потребительского кредитования без заключения договора страхования на сопоставимых условиях, и Жеребцова Ю.Ю. отказалась от данного варианта.

Как следует из материалов дела, условия договора определены банком в стандартных формах, которые не предполагают собственноручного их заполнения самим заемщиком. В заявление о предоставлении кредита стандартной формы, являющееся составной частью кредитного договора, банком с использованием программного обеспечения внесены номер договора страхования, наименование страховщика ЗАО «Русский Стандарт Страхование», в нем не предусмотрена возможность выбора заявителем иного страховщика, не предусмотрен размер альтернативной процентной ставки в случае отказа заемщика от услуги личного страхования. Условие о личном страховании заемщика, безналичном перечислении страховой премии определенному страховщику включено банком в текст заявления о предоставлении кредита, являющегося составной частью кредитного договора.

Кроме того, судом первой инстанции не принято во внимание, что истец при заключении кредитного договора была проинформирована о размере страховой премии 1470 руб., дала поручение ответчику на перечисление в страховую компанию страховой премии именно в указанном размере, тогда как фактически банком была удержана единовременно и перечислена со счета истца иная сумма, а именно 70560 руб., на перечисление которой со своего счета истец поручений ответчику не давала.

Оценивая указанные обстоятельства, судебная коллегия приходит к выводу о том, что условие о личном страховании заемщика фактически являлось условием получения кредита, обязательством заемщика, без исполнения которого последний не приобрел бы возможности получить кредитные средства, у заемщика отсутствовала возможность повлиять на соответствующие условия кредитного договора, заключить кредитный договор без обязательного приобретения услуги по личному страхованию. Таким образом, воля истца была искажена, ее право на свободный выбор страховой организации и программы страхования, как и право на отказ от заключения подобного договора, было нарушено.

Таким образом, доводы апелляционной жалобы суд находит обоснованными.

При этом ссылки стороны ответчика на добровольность заключения истцом договора страхования, являющегося самостоятельным по отношению к кредитному договору, и возможность подачи им отказа от данной услуги, являются несостоятельными.

В силу положений п.1 ст. 10 ГК РФ, не допускаются осуществление гражданских прав исключительно с намерением причинить вред другому лицу, действия в обход закона с противоправной целью, а также иное заведомо недобросовестное осуществление гражданских прав (злоупотребление правом).

В случае несоблюдения данных требований на основании п.2 ст.10 ГК РФ суд с учетом характера и последствий допущенного злоупотребления отказывает лицу в защите принадлежащего ему права полностью или частично, а также применяет иные меры, предусмотренные законом.

Злоупотребление правом при совершении сделки нарушает запрет, установленный ст.10 ГК РФ, в силу чего данная сделка признается недействительной.

Отсутствие у истца реальной возможности выбора условий кредитования без заключения договора страхования без дискриминационной разницы в процентах, выбора страховой компании, свидетельствует о навязывании данных условий заемщику в нарушение положений ст. 16 Закона РФ «О защите прав потребителей», в связи с чем в действиях ЗАО «Банк Русский Стандарт» как более сильной в экономическом отношении по сравнению с истцом стороны наличествует злоупотребление правом, направленное на взимание с заемщика дополнительных денежных средств. При этом данная сумма включена Банком в расчет полной стоимости кредита, на нее подлежат начислению проценты, что значительно увеличило размер ежемесячного платежа по кредиту.

Таким образом, условия кредитного договора от «дд.мм.гг» N, изложенные в п.4 информационного блока заявления на предоставление кредита, пп. 1.3, 6.9, 6.10 заявления в части возложения обязанности по страхованию жизни, здоровья и утраты трудоспособности, согласия на безналичное перечисление суммы страховой премии в пользу страховой компании, указания на добровольность заключения договора страхования, являются недействительными в силу их ничтожности.

Применительно к изложенному, договор страхования N от «дд.мм.гг» г., как обусловивший собой возможность получения Жеребцовой Ю.Ю. кредитования, тем самым навязанный и заключенный в отсутствие ее реального волеизъявления, представляет собой злоупотребление ЗАО «Банк Русский Стандарт» и страховой компании ЗАО «Русский Стандарт Страхование» свободой договора, и также в силу ст. 168 ГК РФ является ничтожным.

Учитывая это, судебная коллегия приходит к выводу, что судом первой инстанции были неправильно определены обстоятельства, имеющие значение для дела, выводы суда, изложенные в решении суда, не соответствуют обстоятельствам дела, что применительно к ст. 330 ГПК РФ, является основанием для отмены решения суда в апелляционном порядке.

Таким образом, решение Куйбышевского районного суда г. Омска следует отменить, по делу подлежит вынесению новое решение.

Судебной коллегией установлено, что в 2015 г. внесены изменения в ЕГРЮЛ в связи с изменением наименования ЗАО «Банк Русский Стандарт», ЗАО «Русский Стандарт Страхование» на АО «Банк Русский Стандарт», АО «Русский Стандарт Страхование».

Поскольку суд первой инстанции исходил из того, что при заключении кредитного договора, договора страхования права истца нарушены не были, в удовлетворении требования Жеребцовой Ю.Ю. о взыскании в ее пользу суммы страховой премии, процентов, начисленных на данную сумму, а также процентов по ст. 395 ГК РФ, компенсации морального вреда было отказано.

Данный вывод суда является необоснованным, поскольку в силу изложенных выше обстоятельств недействительности условий кредитного договора о страхования с Жеребцовой Ю.Ю. незаконно взималась сумма страховой премии в размере 70 560 руб.

Судом установлено, что страховая премия в указанном размере перечислена Банком со счета Жеребцовой Ю.Ю. в пользу ЗАО «Русский Стандарт Страхование» «дд.мм.гг» г., что подтверждается банковским ордером N.

При этом Банк действовал как агент страховщика на основании агентского договора N от «дд.мм.гг» г.

Из материалов дела усматривается, что «дд.мм.гг» Жеребцова Ю.Ю. обращалась в ЗАО «Русский Стандарт Страхование» с заявлением о расторжении договора страхования и возврате страховой премии, оставленный страховой компанией без удовлетворения со ссылкой на вступления договора в силу, а также возможность признания недействительным договора лишь в судебном порядке.

В силу изложенных выше обстоятельств, судебная коллегия полагает, что сумма незаконной удержанной и списанной со счета Жеребцовой Ю.Ю. АО «Банк Русский Стандарт» страховой премии подлежит взысканию в ее пользу с АО «Банк Русский Стандарт», поскольку именно банк нарушил право Жеребцовой Ю.Ю., фактически навязав ей услугу, не предоставил полной и достоверной информации, а также перечислил денежные средства.

При этом доводы представителей банка о том, что при заключении договоров с иными заемщиками их права не нарушались, а также о том, что при заключении иных кредитных договоров с Жеребцовой Ю.Ю. договоры страхования не заключались, не могут являться доказательством отсутствия нарушений со стороны банка при заключении спорного кредитного договора, учитывая, что наличия таковых нарушений подтверждается материалами дела.

Выводы суда первой инстанции относительно отсутствия оснований для удовлетворения требований истца о признании недействительным условия п.6.11 кредитного договора об определения договорной подсудности истцом в апелляционной жалобе не обжалуются. Оснований для пересмотра решения в данной части не усматривается.

Истцом также заявлены требования о взыскании незаконно удержанных банком процентов за пользование кредитными средствами, поскольку из материалов дела следует, что проценты за пользование кредитом начислялись банком на всю сумму долга — 370 560 руб., при том, что фактически истец пользовалась только 300 000 руб., предоставленными ей банком, требования о взыскании излишне уплаченных процентов на сумму кредита 70 560 руб. подлежат удовлетворению. Согласно выписке по лицевому счету Жеребцовой Ю.Ю. — заемщиком в полном объеме согласно графику платежей уплачены проценты по кредитному договору за период с 09.2012 г. по 04.2014 г. Рассчитывая сумму излишне уплаченных процентов судебная коллегия исходила из отношения суммы процентов по графику за соответствующий месяц к общей сумме кредита, и, соответственно суммы незаконно удержанной страховой премии умноженной на вычисленное отношение за каждый месяц периода. На основании указанного расчета судебная коллегия пришла к выводу о том, что с АО «Банк Русский Стандарт» в пользу истца подлежит взысканию 37 573 руб. 20 коп.

В остальной части требования истца о взыскании излишне уплаченных процентов удовлетворению не подлежат, так как из материалов дела следует, что за иные периоды истцом обязательства перед банком не исполнялись, в связи с ненадлежащим исполнением обязательств судебным приказом в пользу банка взыскана задолженность по кредитному договору, исполнительное производство, возбужденное на основании судебного приказа, окончено в связи с невозможностью взыскания.

Требование истца о возложении на АО «Банк Русский Стандарт» обязанности произвести перерасчет суммы кредита до окончания срока кредитного договора судебная коллегия находит не подлежащим удовлетворению, поскольку согласно договору истцу был предоставлен кредит в сумме 370 560 руб., уплаченная истцом сумма страховой премии входила в сумму кредита. Судебной коллегией признано нарушающим права истца взимание с нее указанной платы в сумме 70 560 руб., однако, истцом выбран иной способ восстановления нарушенного права, а именно, взыскание незаконно удержанной суммы. Истцом не оспаривается, что указанные денежные средства предоставлены Банком на основании кредитного договора. При таких обстоятельствах судебная коллегия не усматривает оснований для удовлетворения требования потребителя в заявленной редакции о возложении обязанности произвести перерасчет кредитной суммы, поскольку с даты исполнения настоящего решения суда начисление процентов на всю сумму задолженности по основному долгу, включая 70560 руб. будет соответствовать закону и договору. Доказательств возникновения у истца иных убытков суду не представлено.

По изложенным основаниям не подлежат удовлетворению и требования истца о признании недействительными п. 2 и пп.1.2 кредитного договора от «дд.мм.гг» г., содержащихся в заявлении на предоставление кредита, определяющих сумму кредита и порядок ее зачисления на счет заемщика.

Заявленные истцом требования о взыскании с ответчиков процентов за пользование чужими денежными средствами, удовлетворению не подлежат, поскольку истцом заявлено требование о взыскании убытков в сумме превышающей сумму процентов за пользование чужими денежными средствами. Так, согласно ч. 2 ст. 395 ГК РФ в редакции, действовавший на момент рассматриваемых правоотношений, если убытки, причиненные кредитору неправомерным пользованием его денежными средствами, превышают сумму процентов, причитающуюся ему на основании пункта 1 настоящей статьи, он вправе требовать от должника возмещения убытков в части, превышающей эту сумму. По смыслу приведенной правовой нормы, убытки и проценты, причитающиеся кредитору, подлежат зачету тогда, когда убытки у него образуются от неправомерного пользования его денежными средствами.

На основании ст. 15 Закона, моральный вред, причиненный потребителю вследствие нарушения изготовителем (исполнителем, продавцом, уполномоченной организацией или уполномоченным индивидуальным предпринимателем, импортером) прав потребителя, предусмотренных законами и правовыми актами Российской Федерации, регулирующими отношения в области защиты прав потребителей, подлежит компенсации причинителем вреда при наличии его вины.

С учетом обстоятельств дела и характера причиненных истцу моральных страданий, судебная коллегия полагает возможным определить размер подлежащей взысканию в пользу Жеребцовой Ю.Ю. компенсации в сумме 10 000 руб. Данная сумма подлежит взысканию с ЗАО «Банк Русский стандарт».

В соответствии с ч.6 ст. 13 Закона о защите прав потребителя с Банка в пользу истца также подлежит взысканию штраф в размере пятидесяти процентов от суммы, присужденной судом в пользу потребителя.

Учитывая сумму удовлетворенных требований 118 133,20 руб., сумма данного штрафа составляет 59 066,60 руб.

На основании ст. 98 ГПК РФ стороне, в пользу которой состоялось решение суда, суд присуждает возместить с другой стороны все понесенные по делу судебные расходы пропорционально размеру удовлетворенных судом исковых требований.

Согласно положениям ч. 1 ст. 103 ГПК РФ, предусматривающим, что издержки, понесенные судом в связи с рассмотрением дела, и государственная пошлина, от уплаты которых истец был освобожден, взыскиваются с ответчика, не освобожденного от уплаты судебных расходов, пропорционально удовлетворенной части исковых требований, с АО «Банк Русский Стандарт» в бюджет г. Омска подлежит взысканию сумма государственной пошлины 4744 руб.

Применительно к требованиям ч.3 ст. 327.1 ГПК РФ, нарушения норм процессуального права при вынесении судом решения не усматривается.

Руководствуясь ст.ст. 328 , 329 , 330 ГПК РФ, судебная коллегия

решение Куйбышевского районного суда г. Омска от 16 июня 2014 года отменить, принять новое решение.

Признать недействительными условия кредитного договора N от «дд.мм.гг», заключенный между ЗАО «Банк Русский Стандарт» и Жеребцовой Ю.Ю. в части заключения договора страхования жизни, здоровья и утраты трудоспособности.

Признать недействительным договор страхования жизни, здоровья и трудоспособности заемщиков по кредитному договору N от «дд.мм.гг», заключенный между ЗАО «Русский Стандарт Страхование» и Жеребцовой Ю.Ю..

Взыскать с Акционерного общества «Банк Русский Стандарт» в пользу Жеребцовой Ю.Ю. сумму страховой премии в размере 70 560 руб., излишне уплаченные проценты за пользование кредитом за период с сентября 2012 г. по апрель 2014 года в сумме 37 573 руб. 20 коп.

Взыскать с Акционерного общества «Банк Русский Стандарт» в пользу Жеребцовой Ю.Ю. 10000 руб. — компенсация морального вреда, 59 066 руб. 60 коп. — штраф за неисполнение требований потребителя в добровольном порядке.

В остальной части в удовлетворении требований Жеребцовой Ю.Ю. отказать.

Взыскать с Акционерного общества «Банк Русский Стандарт» в бюджет города Омска государственную пошлину 4744 руб.

Судьи областного суда:

Для просмотра актуального текста документа и получения полной информации о вступлении в силу, изменениях и порядке применения документа, воспользуйтесь поиском в Интернет-версии системы ГАРАНТ:

Коментарии

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *